ПАБЛО ПИКАССО

Дама с веером

1909

101x81, xолст, масло

До 1948 – ГМНЗИ. До 1918 – собр. С.И. Щукина

Ж-3320

В поисках выразительных средств, позволяющих отразить то, что открывается внутреннему зрению художника, Пикассо обратился к архаическим, первобыт­ным художественным системам. Помимо влияния искусства Сезанна открытие негритянской пластики стало важнейшим фактором формирования кубизма. В мае 1907 года Пикассо знакомится в этнографическом отделе дворца Трокадеро в Париже с африканской резной скульптурой. Покрытые полосками меди деревянные фигуры идолов, ритуальные маски своей динамичностью, метафо­ричностью и иррациональностью поразили художника и подсказали ему, по собственному признанию Пикассо, те художественные средства, с помощью которых он смог выразить дух своей эпохи. Отсюда в произведения Пикассо придут и деформация натуры, и параллельные мазки, напоминающие насечки в скульптуре и делающие очертания предметов рублеными. Пикассо увидел в деревянной африканской скульптуре не только ее декоративные каче­ства, но и разглядел то, что искусство народов Черной Африки стремится прежде всего к воплощению мысли и идеи. В своих кубистических произведениях Пикассо отражает не столько внешнюю сторону предметов и явлений, сколько драмати­ческую напряженность, внутреннюю сложность образов. Неоднократно заявляя, что он работает «не с натуры, а подобно натуре», Пикассо превращает свои произведения в своего рода знаковые системы, где знаки несут в себе внутрен­ний смысл образов. «Художник должен наблюдать натуру, но никогда не путать ее с живописью. Натура лишь переводится в живопись знаками», — говорил Пикассо. В подобном отношении к творчеству и состоял один из важнейших уроков африканской скульптуры. В характерные пластические знаки превращаются все детали созданного в 1909 году полотна «Дама с веером». Восседающая в кресле модель изоб­ражена в просторном капюшоне, с раскрытым веером в одной руке и сложен­ным зонтиком в другой. Художник насыщает пространство картины игрой геометризированных граней изображенных предметов, располагая их под уг­лом друг к другу, что заставляет напряженно взаимодействовать ритмизован­ные поверхности. В своеобразные пластические взаимоотношения вступают стоящая на столике ваза и лицо женщины, напоминающее ритуальную аф­риканскую маску. Различные тон и освещение всех деталей картины лишь усиливают напряженную игру. Взгляд асимметричных глаз модели придает атмосфере произведения зловещее впечатление. Этому же впечатлению спо­собствует и колорит картины, строящийся на сочетании различных оттенков зеленого и серого с примесью пятен рыже-бурых тонов. И лицо женщины, и все атрибуты будто выдолблены из куска дерева. Пикассо мыслит как скульптор, вводя тем самым в живописное пространство третье измерение. Известно высказывание художника: «Картины ... стоит только их разрезать (ведь краски это не более, чем указания перспектив, наклоненных туда или сюда планов), а потом снова собрать согласно указаниям цвета, как выйдет скульп­тура. Пропавшая картина не исчезнет».

Сайты Музея